Интернет-магазин Золотой Мустанг

Настольные Часы с Лошадью

Настольные часы / Январь 23, 2017

В помощь экскурсоводу: к экскурсии по маршруту Пенза-Болдино.
"ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ - НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ. ЗАПИСКИ НЕИЗВЕСТНОЙ" (продолжение воспоминаний Елизаветы Алексеевны Карлгоф-Драшусовой). В ЭТОМ ФРАГМЕНТЕ - О ПЕНЗЕ.
"В семействе нашем говорили исключительно по-русски и ни в ком не было пристрастия к чему бы то ни было иностранному. Дедушка мой был настоящий русский барин, но в некотором роде прогрессист и страстный почитатель Петра. Его настольной книгой были Деяния Петра Великого Голикова, и когда по воскресеньям сбиралась к нему обедать его многочисленная семья, то нас, внучат, которых был легион, он заставлял по выбору прочитывать несколько страниц из его любимой книги, причем внушал нам, ка¬кой был великий человек преобразователь России и как все должны чтить его.
Мать моя была женщина добрая, многочисленная ее дворня лагоденствовала. Но я часто слышала от няни, что покойная бабушка моя была очень строга, что пред ней все трепетали, и когда сердилась, то колотила прислугу, чем ни попало. Туфли с ног часто летали в голову и лицо провинившейся горничной, и это был еще самый легкий прием наказания. О других помещиках и помещицах я слышала еще худшее, и эти рассказы возмущали меня. Может быть, они-то и пробудили во мне несознательное отвращение к произволу, хотя по тогдашним понятиям окружавших меня я должна была смотреть на все это как на законное право, против которого никто не восставал. Я узнала от няни, что господа давали иногда вольная тем из прислуги, которыми были довольны, а что не¬которые из крепостных сами выкупались на волю. Няня была крепостная дедушки, который хотя при жизни разделил свое имение по равной части сыновьям и дочерям, но продолжал владеть и управлять многочисленными своими имениями, находившимися в разных губерниях, и давал каждому из своих детей то, что приходилось с его части. Не знаю, как пришло мне в голову желание, чтобы няня моя была вольною. "Хорошо быть вольною?" - спросила я ее. "Конечно, хорошо, - отвечала она, - никто не обидит". Я так любила мою няню, что мать моя ревновала меня к ней, не очень ее долюбливала, иногда даже строго к ней относилась, за что я досадовала...

В старину дети росли и развивались при других условиях, нежели теперь Современные дети не имеют понятия о тех удовольствиях, какими мы пользовались в нашем детстве. На Святой, начиная с первого дня, с утра до вечера мы катали яйца. Общество состав¬ляли я с воспитанницей матери, горничные девушки, дворовые дети и иногда кто-нибудь из кузин. Расстилали большой ковер, на конце которого все играющие ставили по два яйца, на противоположной стороне посредине помещали лубок, приспособляя его к какой-нибудь скамеечке, чтоб он был покатый, и игра начиналась. Каждая по оче¬реди брала одно из своих яиц с кона и катила, направляя так, чтоб оно могло коснуться стоящих яиц; а если оно щелкнуло какое-нибудь, то брала оба яйца и опять катила. На¬катавшая много яиц была победительницей и очень этому радовалась. Катали мы еще другим способом расставляли на полу рядом с небольшим промежутком попарно яйца и катали в них мячик. На дворе у нас были поставлены качели, и по окончании уроков мы бежали опрометью или в сад, или качаться. Няня Устинья Михайловна, не отходившая от меня, приказывала горничным качать как можно тише, а я кричала - как можно выше. Иногда вечером все молодое поколение дворни собиралось играть с барышнями, водили хороводы, бегали к горелки, играли в коршуны, и все с неописанным увлечением. А какое было веселье на Святках! Елок тогда еще не делали, зато каждый вечер хоронили золото, наря¬жались, пели подблюдные песни, топили воск, играли в жмурки, в жгуты. Персонал веселящихся был все один и тот же. Нам была отведена особая комната вдали от гостиной, чтобы мы своим шумом не мешали большим и нас никто не стеснял. В этой комнате стоял дым коромыслом, и я вполне наслаждалась.

Источник: vk.com